Форум Балашовского ВВАУЛ(ВАИ) Последнее посещение: Не было
Вы не зашли [Войти ]
Вниз

Версия для печати | Подписаться | Добавить в избранное   Создать новую тему Опрос:
Автор: Тема: Ностальгия
Эдуард70
Лейтенант
**




Сообщений: 116
Зарегистрирован: 10-10-2012
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 10-10-2012 в 15:13 Ответить с цитированием
Ностальгия




Память всё чаще возвращает меня к годам активной работы в авиации. Иногда утренний сон возвращает в кабину, где теплом твоих рук согрет штурвал, и небо распахивает свои объятия под стремительный взлёт самолёта. С затаённой грустью просматриваю видеофильмы, где воздушный лайнер, Ил-76, начинает разбег. Кажется, снова чувствуешь запах этого самолёта, уют привычной кабины, и характерный свист турбин. Штурвальчик руления плотно зажат в руке, самолёт начинает движение к полосе. Перебор команд по карте обязательных проверок ещё звучит в ушах, а ты уже в небе. На старте, прижатый нос самолёта мощью взлётного режима, приподнимается после освобождения от тормозов, и самолёт устремляется в небо. Вот уже облака рядом, и солнце слепит глаза.
Под музыку видеофильма любуюсь полётом красивого лайнера, вместе с которым прошла жизнь целого поколения авиаторов. Вышло на пенсию поколение пилотов, осваивающее этот самолёт после его производства, постарел и наш любимый самолёт. Но полёт его, по –прежнему, завораживает. Каждое приземление – это искусство пилота. Проход по глиссаде, как по ровной линии, не простое дело. Такое мастерство приходит только с годами опыта. Над торцом ВПП высота 8 метров. Штурвал «живёт» в твоих руках в это время. Сумей плавно прикоснуться к земле и ты станешь МАСТЕРОМ в этом полёте, способным повелевать многотонной машиной в воздушной стихии на скорости в 200 км/час.
Наше поколение многое умело. Возможности этого самолёта в полной мере были раскрыты в экстремальных полётах в «горячих» точках. Заход на посадку с максимальным градиентом снижения до 25 м /сек, взлёт на 3-х двигателях, или на пробитых колёсах шасси, - все эти случаи сделали самолёт популярным во всём мире. От северного полюса до льдов Антарктики раскинулись просторы, где побывал этот самолёт. Везде он снискал заслуженную славу.
Полёты в «боевых порядках» - это особая глава в истории воздушного корабля. К таким полётам лётчики готовились годами. Произвести «сбор» в боевые порядки в воздухе после взлёта с интервалом в 1 минуту, по расчёту времени, выполнить маневр разворота для сближения с ведущим, - задача не простая. Часто такой «сбор» проходил в облаках, при отсутствии визуальной видимости, только индикатор радиолокатора маленькой точкой обозначал ведущего, к которому надо было пристроиться на удалении в 2-3 км. Затем длительный полёт всей группой на заданных дистанциях. Развороты, снижения, уменьшение скорости для десантирования воздушного десанта, - все эти маневры надо было произвести в расчётных точках, не потеряв своё место в строю и не нарушив дистанции. Помнится злополучный случай, когда мой экипаж выполнил разворот всего на несколько секунд раньше других. Это привело к разрыву общего строя, более 20 кораблей отстали и вышли на площадку десантирования на увеличенной дистанции. Этот случай едва не стоил мне отстранением от участия в учении.
Итогом групповых полётов всегда был результат десантирования. Нормативы были жёсткие. Вся группа должна была выйти на цель с отклонением по времени для ведущего не более 1 мин., а точность десантирования по приземлению первого парашютиста не должна была выходить за 100 метров. Облегчение наступало после того, как последний парашютист покинул самолёт. Но впереди был обратный путь. Снова надо подняться на высоту эшелона, дойти до аэродромов посадки, произвести роспуск группы и на интервале в 2 минуты произвести посадку, - эта работа была по силам только хорошо подготовленным экипажам.
Любуюсь полётом наших воздушных кораблей. Ловлю себя на мысли, что наши самолёты каким - то неуловимым свойством не похожи на самолёты западного производства. У них разные «лица». Может они сделаны людьми с разной душой. А может это моя ностальгия возвращает меня в привычную жизнь прошлого.

Эдуард70 прикрепил изображение:
Ил.jpg - 58.39kb
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
Il
Moderator
******




Сообщений: 158
Зарегистрирован: 2-6-2005
Место: Dnepr
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 28-10-2012 в 08:49 Ответить с цитированием


ПЕСНЯ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U) Il's Aim Il's ICQ status Il's Yahoo
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 20-3-2015 в 10:15 Ответить с цитированием


Борис Борисович Брянский 1943 г.р., выпускник БВВАУЛ 1967 года, проживающий в Киеве прислал своё стихотворение с ностальгией по родным местам. На мой взгляд, стихотворение отвечает нашим мыслям и настроениям:

Мечта

Хочу пройтись по тем местам,
Где в детстве бегал босыми ногами,
Пройтись и помолиться там,
За тех, которые уже не с нами.

Увидеть там излучину реки,
Где пескарей на удочки таскали,
Знакомых ивняков глухие тайники,
В которых с робостью девчонок целовали.

Пройтись по заливным лугам,
Где травы в пояс вырастали,
С ребятами резвились там
Когда буренок летом выпасали.

Зимними дорогами пройтись,
Где санками дровишки мы возили,
Посмотреть в заоблачную высь,
И на дальние холмы, которые любили.

Разыскать места, где били родники,
Нам дарившие прохладную водичку,
И поляну у извилистой реки,
На которой собирали земляничку.

Божественны места – родной твой край,
Так сердцу близок и такой любимый.
Где б ни был ты, сюда к ним приезжай
И сердце успокоится томимо.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 21-11-2015 в 20:44 Ответить с цитированием


Владимир Леонтьев, выпускник Балашовского ВВАУЛ 1967 года, полковник, кандидат военных наук, доцент написал стихотворение, которое падает в душу любому выпускнику училища:

Мой город

В слияньи рек чуть суетливых,
Где на заре багряный лес,
Стоишь ты, гордый и красивый,
Мой дорогой Борисоглебск.

В квадратах правильных кварталов,
Сады в задумчивой тиши,
Я навсегда в тебе оставил
Часть сердца, часть своей души.

В широких улицах зелёных
Прозрачен воздух и душист,
Твоей природой исцелён я
От всех недугов на всю жизнь.

Здесь у людей простых и добрых
В глазах – улыбчивости блеск.
И в целом мире нет подобных
Тебе, родной Борисоглебск.

В лазурном небе пеной мыльной
Плывут скитальцы-облака.
В нём крепли чкаловские крылья,
Чьё имя будет жить в веках.

И подтвердят пилоты с жаром
Из большей части ВВС –
Зовёшься издавна недаром
Ты вечным городом невест.

До боли близок мне твой облик,
Как дом, как свет, как трудный хлеб.
Сложил бы песню если мог бы,
Я о тебе Борисоглебск!
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 7-11-2016 в 21:53 Ответить с цитированием


Ещё одно стихотворение из творчества Владимира Леонтьева

***

Антуан де Сент-Экзюпери –
Мой кумир, учитель и судья.
Для землян ты словно свет зари,
Рвущий тьму во имя блага дня.

Я твоими, любящими мир,
В жизнь смотрю глазами и ясней,
Что уют земли людей так мил,
На хватает мира лишь на ней.

Бьётся напрочь, словно хрупкий лёд,
Сердце от нелепейших потерь …
Ты ушёл в последний свой полёт,
Как уходят, не захлопнув дверь.

Не понять, не высказать, хоть плачь,
Отчего несправедлив наш мир:
Век живёт сквалыга и палач,
И мала жизнь гения, как миг.

… Тот полёт унёс тебя в века
И из сердца скорби не извлечь …
… Жаль, что не умеем мы пока,
Как себя, таких людей беречь.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 15-4-2017 в 18:06 Ответить с цитированием


Выпускник Балашовского ВВАУЛ 1966 года Н.Н. Власов написал несколько прекрасных рассказов о жизни лётчиков Военно-транспортной авиации, рассказов о действительных случаях с действительными именами и фамилиями. Вот один из них.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПЕРЕХВАТ

Самолёт подрулил к взлётно-посадочной полосе.
– Разрешите на полосу? – запросил командир Саша Щербаков.
– Запрещаю. Ждите. Подъедет на машине полковник, возьмёте на борт, – ответил руководитель полётов.
– Началось, – сказал командир по самолётному переговорному устройству всему экипажу, – опять молотить будем.
Саша откинулся на сидении и сердито оглядел серые безлесые сопки.
– Как поняли? – спросил руководитель полётов.
– Понял ждать, – проворчал Саша по радио.
Всякий раз приходилось ждать то какого-то военного, то каких-то баб. Командиры экипажей не раз жаловались командиру полка, и на последнем инструктаже на базе командир полка сказал Саше:
– Вылетайте из Монголии по плану, никаких ожиданий чтоб больше не было.
Минуту уже стояли на рулёжке. Винты молотили воздух.
– Разрешите на полосу, – запросил снова командир.
– Запрещаю!
– Занимаю полосу, – Саша отпустил тормоза. Ан-12 плавно покатился по бетонке.
– Запрещаю, запрещаю! – закричал руководитель полётов, – ждите!
– Разрешите взлёт!
– Запрещаю!
– Взлетаю!
Взревели двигатели, самолёт начал разбег и скоро оторвался от земли. Тишина. Через пару минут руководитель полётов «очнулся» и дал команду «Воздух» на этом же канале радио дежурному звену истребителей.
– Ой, командир, перехватют, – шутливо заблажил щтурман.
– Радист, отработай с базой, дай время вылета, – сказал командир. Самолёт шёл в наборе высоты.
Минут через пять в эфире стало «весело». Штурман наведения стал давать координаты «нарушителя».
– Ого, ребята, – командир перевёл самолёт на снижение, – пошли к земле.
Вскоре по радио стали слышны доклады готовности к взлёту истребителей, а штурман наведения сообщил, что цель пропала.
– Вот и прекрасно! – воскликнул Саша Щербаков и толкнул локтем борттехника, – смотри за работой двигателей.
Самолёт «брил» вершины сопок, проваливался в долины между ними, шёл на предельно малой высоте. Что творилось в эфире! Настоящий бедлам. Штурман наведения не мог подсказать, где цель. Истребители взлетели и требовали курс на цель.
Наконец штурман наведения дал им последний пеленг Ан-12.
– Командир, доверни влево на сорок пять градусов, – предложил штурман.
– Довернул.
– Пройдём так пять минут.
– Хорошо.
В эфире ералаш, жаль, не слышно руководителя полётов и штурмана наведения. Истребители ругаются почём зря.
– Командир, разворот вправо на девяносто, пройдём десять минут.
– Чудесно!
Из радиосвязи стало понятно, что истребители вернулись на аэродром и готовились к посадке.
– Командир, нам вход в зону разрешён, – доложил радист.
– Лучше некуда!
– Командир, переходи в набор, курс триста тридцать, через десять минут граница, – заблажил штурман.
– Так и сделаем.
На базе экипаж встречал командир полка. Саша построил экипаж, доложил о выполнении задания.
– Ну молодцы, ну молодцы, а кое-кто из-за вас получит взыскание, – ухмыльнулся командир полка.

1985, сентябрь, 20.

Добавлю, что так и случилось, взыскание от окружного начальства тогда получил командир полка полковник В.С. Солодовник.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 27-4-2017 в 10:48 Ответить с цитированием


А вот ещё один из опубликованных рассказов Н.Н. Власова о разных людях в авиации.

ПОСАДКА С ПЕРЕЛЁТОМ

– Вам посадка с перелётом пятьсот метров. Полоса ремонтируется.
– Понял, перелёт пятьсот.
Видимость хорошая, всё в порядке. Снижались. Майор Эминов был спокоен.
– А Кондратьев ещё получит своё на базе, – думал он. – Слишком гордости много. Подумаешь, давно летает и не признаёт меня, старшего по званию. Вернёмся на базу, доложу командиру полка. Получит «дыню». Вчера напился. Говорил: «Давай отдохнём». Я отдохну! Вообще-то, можно было и отдохнуть, экипаж устал, но если бы не Кондратьев с его презрением ко мне, с его поговоркой ещё с Ан-восьмых. Он не стеснялся и во всеуслышанье при лейтенантах говорил: «Командир у нас Имам, литр вам, десять нам». Хотя летает он мастерски.
Штурман докладывал скорость и высоту. Шли чуть выше, чем нужно, ну что ж, посадка с перелётом – так сказали по радио.
А капитану Кондратьеву были невдомёк рассуждения Имама Эминова, он преспокойно спал в носу самолёта в ногах у штурмана на плексе, Эминов отстранил Кондратьева от полёта за вчерашний отдых, а следовало бы ему сейчас находиться на левой «скамейке», там где Имам, как было записано в полётном листе.
Правый лётчик, ещё совсем молоденький лейтенант, держал левую руку на штурвале, а правой поддерживал рычаги управления двигателями, ноги на педалях.
– Скорость великовата, – думал он, самолёт почти пустой, керосин выгорел в длительном полёте. Ну да, командиру виднее. «Командир у нас Имам» … Правый скосил глаза влево – командир спокоен.
Старший борттехник тоже спокоен. Из-за его плеча выглядывали второй борттехник и радист.
В хвосте самолёта стрелок переваливался с боку на бок, разминая отёкшие ноги.
Всё нормально. Подошли к полосе. Имам выровнял машину. Но что это? Самолёт пролетел пятьсот метров от начала полосы и ещё пятьсот, а потом уже падает колёсами на бетонку. А полоса коротенькая!
– Винты с упора! – закричал Имам.
– Тормози аварийными, командир! – кричал правый лётчик.
А «командир у нас Имам» бросил штурвал, затряс руками и запричитал:
– Ай-яй-яй!
Полоса кончилась. Самолёт снесло вправо. Правые колёса наскочили на огромный валун и отлетели. Самолёт накренило и стало разворачивать. А впереди что? Овраг, что ли? Скорость упала и самолёт неловко клюнул носом в овраг. Сильный удар! Правое крыло загорелось. Наверху оврага (это был не овраг, а карьер, где пряталась кимберлитовая трубка, как выяснилось позднее) работал бульдозер. Он медленно подрулил к крылу и стал заваливать его грунтом. Завалил, порядок.
Стрелок ничего не понял, только поза его была несколько необычна – ноги находились выше головы. Радист со вторым борттехником оказались в гермокабине за перегородкой. Старший борттехник и правый лётчик смотрели на командира: «Командир у нас Имам» … уронил голову на штурвал и повизгивал:
– Ай-яй-яй! Аллах меня покарал, ну зачем я отстранил Кондратьева? Он бы сел нормально, в любую погоду, везде и в любом состоянии. Ай-яй-яй!
В носовой части стонал штурман.
Капитан Кондратьев молчал. Фонарь был разбит. На осколках плекса алела кровь. Капитан был без сознания.
Это было одиннадцатого августа, а с первого по десятое августа Министр обороны запрещал полёты в ВВС повсеместно в связи с высокой аварийностью, предписывая авиаторам заняться учёбой и тщательным обслуживанием техники.
Майор Эминов «открыл» полёты. За самовольное решение сесть на «левую скамейку» и аварию он был снят с лётной работы и лишён звания военного лётчика первого класса, назначен комендантом гарнизона.
Штурман сломал ногу, но она быстро срослась, и он с остальными членами экипажа, отделавшимися лёгким испугом, вскоре стал летать, только с другим командиром.
Капитан Кондратьев получил сотрясение мозга, перлом челюстей, долго лежал в госпитале, его списали на гражданку и через полгода после увольнения из ВВС он умер. А как он сажал машину!

1980, ноябрь.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 28-5-2017 в 12:11 Ответить с цитированием


Ещё одна новелла Николая Николаевича Власова из 1980-х годов.

ЖЕНИТЬБА

Виктор ехал в Алеур на мотоцикле. Сзади прижималась к нему невеста Тамара. Они решили пожениться, но сельсоветы, куда они обращались, расписывали через месяц. Их это не устраивало. Ехать было холодно. Дорога ровная. Остановились у крыльца с красным флагом. На завалинке сидели две старушки, судачили.
– Здравствуйте.
– Здравствуйте.
– Где председатель сельсовета?
– Дома, вон тот дом из листвянки, по проулку. Дома он, езжайте туды.
Подъехали. Открыли калитку. Пушистый комок выкатился из-за угла и звонко залаял то ли сердясь, то ли приветствуя жениха и невесту.
– Проходите, не бойтесь, не укусит, - на крыльцо вышла хозяйка.
– Здравствуйте. Нам бы председателя.
– Проходите, он дома.
Виктор и Тамара прошли на кухню. Там стоял пар коромыслом, хозяйка стирала. Поздоровались.
– У нас к вам дело, – сказал Виктор и вытащил из-за пазухи бутылку водки.
– Раздевайтесь.
– Раздевайся, Том, – Виктор повесил пальто Тамары, вытащил из-за другой пазухи бутылку шампанского, поставил на пол, снял куртку.
Хозяйка принесла стопки, подправила на столе, нарезала сала, хлеба, огурцов.
– Как вас звать?
– Владимир Иванович.
– А вас?
– Клавдия Николаевна.
– Виктор, Тамара. Давайте выпьем.
Мужчины выпили.
– Дело вот какое, – начал Виктор, – мы решили пожениться, а расписывают через месяц. Нам это неудобно, она учится в Чите, а я военный лётчик, часто в командировках, летаю туда-сюда. Вот документы.
Владимир Иванович кивнул:
– Хорошо, молодёжь, сейчас пойдём, запишем вас.
– Давайте теперь все выпьем, – предложил Виктор.
– Давайте, поддержала Клавдия Николаевна, – я желаю вам счастья в совместной жизни. И кучу ребятишек.
– Спасибо.
– Будьте здоровы.
Все выпили, закусили.
Владимир Иванович встал, надел пальто.
– Пошли.
Виктор с Тамарой оделись, Виктор затянул пояс куртки, сунул за пазуху шампанское. Хозяйка вышла на крыльцо проводить:
– Желаю счастья.
– Нужно двух свидетелей, – сказал Владимир Иванович, подходя к сельсовету.
– Мы бабушек попросим, – сказал Виктор.
– Бабули, будьте свидетелями, мы с Тамарой женимся, прошу вас.
Старушки растерялись сперва, потом заулыбались, закивали.
– Да, да, пошли, заговорили обе разом, поднялись, заохали, закряхтели. Виктор с Тамарой помогли им зайти на крыльцо, повели под руки в сельсовет. Председатель тем временем приготовил книгу, бланк свидетельства о браке, печать, ручку.
– Ваши фамилии, имена, отчества, – серьёзным голосом спросил председатель.
– Жених с невестой подошли к столу, встали рядом. Виктор достал документы, подал председателю, потом жених и невеста назвали свои фамилии, имена, отчества.
– Согласны вы, Виктор, взять в жёны Тамару?
– Да.
– Согласны вы, Тамара быть женой Виктора?
– Да.
– Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики объявляю вас мужем и женой. Распишитесь. Свидетели, распишитесь.
Старушки заохали. Опять Виктор с Тамарой бросились им помогать.
– Теперь, сказал Виктор, давайте выпьем шампанского.
– Владимир Иваныч, мы с Тамарой приглашаем вас и вашу супругу на свадьбу, которая состоится в воскресенье, вот приглашение, – Виктор протянул карточку председателю.
– Спасибо. Поздравляю вас.
Старушки улыбались беззубыми ртами, глаза их блестели и слезились, во взглядах лучилась радость, словно замуж выходили они.

1985, март, 28.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 31-8-2017 в 20:36 Ответить с цитированием


Александр Перлов, выпускник 1967 года, в 2006 году издал книжку стихов "Тепло руки". Здесь одно из стихотворений из этой книги.

***
Во сне и наяву
Полёты хороши.
Во сне - свободно,
Только очень редко ...
А наяву? ...
Я прорезаю метко
Под рёв моторов
Неба синеву.
Но не свободен
Среди всех инструкций
Мой аппарат
Из слов, как из металла,
С предчувствием
Продуманной конструкции,
Которой обретаемого мало.

1999 г.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 25-12-2017 в 10:38 Ответить с цитированием


Александр Перлов, выпускник 1967 года, прислал документально-художественный рассказ о курсантских годах.

Парашют

Как-то в году 58, осенью, у нас в базе (военная база № 28) появился парашют, самый обычный парашют – шёлковый, белый, настоящий, десантный. Ребята, что были старше нас лет на 5-6, таскали этот парашют по дороге… или, точнее, парашют таскал их. Парашют надувало ветром, и, как лодку под парусом, эту группу несло неведомо куда. Наши поползновения присоединиться к этому действию пресекалось безапелляционным: «Цыц, мелюзга, с дороги». Предыстория этого события была проста и банальна: в Инзе, в нашем райцентре, открылся аэроклуб с одним-единственным отделением – парашютным, куда и поступили эти ребята. Им выдали парашют. С какой целью – это мне непонятно по сей день – они не совершили ни одного парашютного прыжка. Со способностью парашюта глиссировать по ветру я хорошо познакомился впоследствии, во время своей службы в авиации. Должен сказать, что удовольствие это небольшое. Известно, что на спортивных парашютах за счёт хорошей управляемости куполом или крылом скорость скольжения по ветру можно погасить до нуля, но тот парашют такой способностью не обладал. Аэроклуб просуществовал где-то с полгода – его закрыли, парашют забрали, и в памяти это событие осталось как ощущение мечты. Белый парус или белый парашют на поверку оказываются либо грязным куском парусины, либо куском шёлка неопределённого цвета – не разгадывайте тайны, пусть они остаются такими, какими они вам снятся. Вспомните Грина и его «Алые паруса».
Итак, 13-е, понедельник… и парашютные прыжки. Скажете, что не бывает? Ещё как бывает. Балашовское Высшее Военное Авиационное Училище лётчиков, г. Борисоглебск, Воронежский, где базировался наш учебно-авиационный полк.
13-е августа 1966 года, понедельник, парашютные прыжки. Как я себе представляю сегодня, решение на эти прыжки принималось сложно. Сказать, что все в авиации люди суеверные, было бы большим преувеличением, но…. Командир, конечно, понимал: хорошо, когда всё хорошо, а если нет? Ведь и сам бы тогда говорил: «Вы что, совсем уж дураки? А на календарь вы смотрели?» Ну, не дураки… и на календарь смотрели, а сроки поджали, и если сегодня не отпрыгать, то завтра полк уже летать не сможет. Дело в том, что лётный состав обязан был сделать один парашютный прыжок в год. От этой обузы отмахивались, как от надоедливой мухи. Муха нудила, жужжала, напоминала: «Ужо я вас», - срывался переводной экзамен по лётной подготовке, и всех ожидали большие хлопоты. Парашютные прыжки были заявлены. Из Балашова для поддержки духа прилетел главный «диверсант» - начальник ПДС училища подполковник Пеккер, личность легендарная во всех смыслах и совершенно не суеверная. Он ходил перед нами, хмурился и недовольно смотрел на небо – погода была нехороша. Нет, не то чтобы совсем, но ветерок был очень свежим, и порывы зашкаливали, тем более что должны были прыгать курсанты. «Диверсант», несмотря на весь свой самоуверенный вид, был далеко не уверен, что «овчинка стоит выделки». Он ходил вдоль курсантского строя, весь из себя такой крутой, в навороченном комбинезоне с огромным боевым ножом на поясе, хмурился и смотрел то на небо, то на нас. Строй распустили, нам приказали находиться в пределах визуальной видимости. Время встало – «ждать и догонять – хуже нет». Минут через сорок с КДП прибежал дежурный синоптик и утешил: если прыгать, то сейчас – дальше будет хуже… Всё завертелось. Решение было принято окончательно – прыгать инструкторы и курсанты будут вместе.
Нас разбили на группы по 12 человек и определили очерёдность в группах, кто за кем прыгает. В нашей группе оказался штурман отряда капитан Б - в. Какое-то время лицо его было отстранённо-равнодушным, до момента посадки группы в самолёт, где он вдруг заявил, что «видел всё это в гробу» и прыгать не станет. На настойчивые уговоры и увещевания он с маниакальным постоянством твердил: «Понедельник, 13-е, парашют № 13, и номер парашюта у всех написан белой краской, а у меня чёрной». Пока препирательство шло, самолёт успел взлететь, набрать высоту и встать на боевой курс. Зазвучал зуммер, и замигала зелёная лампа. Пеккер открыл дверь и встал на выпуск парашютистов. Б. под вопль: «Ах, так?» – взял и раскрыл парашют в самолёте. Ситуация сложилась патовая – самолёт надо было экстренно сажать, группу менять на другую, с этой проводить воспитательную работу. Но «диверсант» на то он и «диверсант», чтобы не ходить проторёнными тропами: наш визави был уложен лицом вниз на пол, парашют Пеккер запихнул ему в ранец и под крик: «Я тебя научу свободу любить», - пинком отправил Б. в свободное падение. Да, друзья, это была воспитательная работа по поводу: что такое суеверие и как с ним бороться. В целом мы отпрыгали ничего себе, если не считать растяжений связок, царапин и ссадин – ветерок-то был очень свежим, но всё обошлось. Наш капитан то ли сам списался, то ли его списали с лётной работы, не знаю уж почему. В дальнейшем он служил на КП штурманом.
«Деда, скажи мне, а ты боялся прыгать с парашютом?» – внук спросил об этом как бы между прочим, почти не отрываясь от компьютера, где играл в какую-то «стрелялку». «Послушай, если ты хочешь получить такой же ответ, каким был вопрос сейчас, то – нет. Если же тебе на самом деле интересно, то давай выбери время для нормального разговора, без компьютера», – ответил я. Разговора не вышло, и диалог растворился во времени. А, интересно, боялся ли я? Как-то так получилось, что в 1961 году я провёл целое лето в Одессе – родители отправили меня на каникулах к тётке (к тёте Иде). Я в тот момент уже определился с выбором профессии. Я понимал, что стать лётчиком непросто – здесь нужны какие-то особенные качества… ну, например, смелость. Да, смелость. Что ещё – это я себе представлял смутно, но смелость у меня сомнений не вызывала. В парке им. Шевченко в то время была парашютная вышка – прыгай на здоровье за очень небольшую плату. Парашют был на тросе, но всё равно иллюзия свободного спуска была, а главное, эта вышка помогала преодолеть себя и шагнуть в бездну. Целое лето – это много, и с вышки к концу каникул я уже прыгал автоматически. Позже, в лётном училище, я понял, что прыгать с вышки и из самолёта не одно и тоже, но и здесь уже работала автоматика. Кстати, в чём разница между трусом и смельчаком? Ведь боятся все, потому что страх – это инстинкт самосохранения. Труса страх парализует, а смельчака, напротив, мобилизует, и мгновенный выброс адреналина требует повторения. Невозможно объяснить то чувство, что возникает у тебя после раскрытия парашюта: хочется петь, кричать… всё твоё естество требует – давай ещё.
В профессии лётчика это чувство возникает тоже. Ну, например, когда я выполнял свой первый в жизни полёт с инструктором. То, что ты видишь из пилотской кабины (с места лётчика), не идёт ни в какое сравнение с тем, что ты видишь через иллюминатор в пассажирском салоне. В первом полете инструктор лишь иногда давал тебе возможность подержаться за ручку управления, периодически спрашивая, где аэродром. Аэродром – огромное, ровное, как стол, поле с пропаханным в центре кругом. Пропаханный для визуальной ориентировки, он был виден из любой точки воздушного пространства аэродрома Тащиловка. Эмоции переливались через край. Ещё не лётчик, но уже и не пассажир, я робко касался ручки управления. И всё происходило как во сне…. Самостоятельный полёт. Всего два слова, и как много всколыхнулось в душе – осталась позади вывозная программа, те 11 часов 20 минут, включая и самый первый полёт с инструктором. Вот и остался позади проверочный полёт с заместителем командира полка подполковником Заварза, легендарным лётчиком, лётчиком-штопорником на самолётах «МиГ-15». Остались позади слова: «Ну, сынок, готов? Делай так же, как делал со мной, и всё будет нормально». Пока он говорил это, механик самолёта завязывал узлом привязные ремни в инструкторской кабине. Инструктор хлопнул меня по плечу: «Давай, ты сможешь». От возбуждения голос у меня звенел: «0215-му прошу вырулить». Вот и у меня впереди позывного «0». Здесь я должен пояснить – у курсанта, выполняющего самостоятельный полёт, к позывному добавлялся «0». Предварительный старт, исполнительный… – «0215, прошу взлёт». – «0215-му взлёт разрешаю, ветер встречный, 5 м. в сек.», – это РП. Давая разрешение, он как-то особенно подчеркнул «0» в моём позывном. Короткий взгляд за спину – никого, лишь узел с привязными ремнями на месте. Поехали… Так, оторвались, скорость, высота, шасси убрать, 150 м. – «0…, у тебя же всё нормально», – это я сам себе, больше же некому – сзади узел с привязными ремнями. Траверз, третий разворот, четвёртый… На прямой короткий взгляд назад – узел с привязными ремнями на месте. – «Шасси, щиток выпущены, полосу вижу, к посадке готов». - «0215-му, посадку разрешаю», – это РП. Всё…касание. Не спеши, делай, как учили. Зарулив на стоянку и выключив двигатель, я опять смотрю назад – узел с привязными ремнями на месте, а куда он денется? – «Товарищ инструктор, разрешите получить замечания». Теперь, кажется, дело дошло до «Казбека». В ту пору ещё была жива традиция, существовавшая в авиации с незапамятных времён: курсант, выполнивший первый самостоятельный полёт, одну пачку папирос «Казбек» отдавал своему инструктору, а вторую раскрывал уже для всех, кто в это время был в «квадрате». В тот день, как я понял, в полку курили один «Казбек», потому что вылетал самостоятельно не я один. Так боялся ли я? Наверное, но это чувство страха находилось где-то в параллельном пространстве, не мешая работать как учили и раскрашивая происходящее избыточным адреналином. Кстати, если говорить о парашютных прыжках, лётчики, понимая, что это средство спасения, прыгали, когда это было необходимо, но без особого удовольствия.
Ты хочешь спросить, что такое штопорник? Понимаешь, на заре реактивной авиации был такой истребитель «МиГ-15». Этот самолёт в авиации прослужил очень долго, но в самом начале летал он не очень и очень плохо выходил из штопора. В штопор он входил из-за малейшей ошибки в технике пилотирования. В штопор он входил даже тогда, когда полёт осуществлялся с соблюдением всех параметров, и тогда начинался спектакль: нормальный штопор вдруг переходил в плоский, из плоского он тут же становился перевёрнутым. Самолёт «гулял» по тангажу от закритических углов атаки до отвесного пикирования и совершенно не реагировал на рули. Много лётчиков погибло в ту пору, и тогда было принято решение на самом верху: из самых лучших и опытных лётчиков создать группу лётчиков-штопорников. В эту группу входил и наш Заварза. Они ездили по истребительным полкам и обучали лётчиков выводу этого самолёта из штопора. Они это умели делать, и самолёт в их руках был не хуже прочих. Позже самолёт доработали, и он уже начал летать, не требуя от лётчика очень специальных навыков. Группу расформировали за ненадобностью, и, на наше счастье, Заварза оказался в нашем учебном авиационном полку.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 1-1-2018 в 17:15 Ответить с цитированием


Рассказ Александра Перлова "Парашют" напомнил мне о встрече с Б.К. Пеккером в Фергане в октябре 1983 года. В советские времена каждый год в Фергане проводились всесоюзные соревнования парашютистов на кубок В.С. Крестьянникова. Когда в Фергану прилетела известная лётчик-испытатель Марина Лаврентьевна Попович, спортсмены и судьи захотели с ней сфотографироваться.
На памятном снимке в первом ряду справа налево в окружении спортсменов-парашютистов: упоминаемый в рассказе, судья соревнований, начальник ПС и ПДС округа полковник Б.К. Пеккер, главный судья соревнований (к сожалению фамилия в памяти не сохранилась), лётчик-испытатель М.Л. Попович с дочкой кого то из спортсменов и автор этих строк - старший авиационный начальник аэродрома.

pavlenko-67 прикрепил изображение:
Фергана-83.JPG - 173.93kb
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 12-1-2018 в 13:24 Ответить с цитированием


Стихи Александра Перлова всегда наполнены глубоким, я бы даже сказал философским, смыслом поэтому требуют неспешного чтения и размышлений.
Привожу ещё одно стихотворение из его сборника "Тепло руки"

***
Открытые протянуты ладони…
Смотри,
Я мир несу тебе навстречу:
Свою планету на весу,
Любовь несу как бесконечность,
Как вечность
В радости и в стоне.
Я знаю,
Здесь и до меня
Смотрели в мир открытые ладони,
Иначе, как бы появился я,
И в существе,
И в естестве, и в слове.

1998 г.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 14-1-2018 в 11:24 Ответить с цитированием


Несколько стихотворений Александра Перлова о вечном.

***
Оттого что смертны,
Мы считаем время.
Потому что смертны,
Мы всегда спешим,
Разложив по полочкам
Наши ощущения
По законам физики,
С приложеньем сил.
А вокруг Вселенная,
Говорят, безмерная…
Говорят, что вечная, -
Как её понять?
Звёздами рассыпалась
В наше время бренное,
Величин отмеренных
Не желая знать.

2002 г.

***
Зов звёзд бессонными ночами…
Он поднимается во мне
Неясной смутой окончаний
По хрупкой тишине,
Почти на ощупь ощутимой,
Где в зримой проруби окна,
В пространстве призрачно-ранимом
Уже рождаются слова.
Где нет привычных переходов,
Далёких звёзд манящий свет
Ко мне доносит ветер звёздный
Как бы в ответ, как бы в ответ.

2000 г.

***
Руины – горечь, где забытый хлам
О чём-то здесь ещё напоминает,
Когда в развалинах открыт я небесам
И пыль времён дорогу устилает.

Но нет имён, и шаг ложится в пыль…
В руинах небо от иного выше,
И отделяет мне земную быль
От мира, что без времени и крыши.

Кто здесь велик? Ты видишь, в чём тщета
Забытого и объяснённой сути?
Ведь даже у распятого Христа,
По существу, земные были судьи.

2000 г.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 17-1-2018 в 11:31 Ответить с цитированием


Стихотворение Александра Перлова о звёздах и людях, как звёздах.

***
Падала звезда, низвергнутая вечностью,
Обретая время и судьбу:
Яркий свет пронзительной беспечности
И затем забвенья пустоту.
Падала звезда без покаяния
От пересечения времён,
Миг один сверкая, без названия,
Не вписавшись ни в один закон.
Я молчу: гадай – не загадается –
Был ли свет, но след уже простыл,
И уже паденьем называется
Всё, что здесь осталось от звезды.

1998 г.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
pavlenko-67
Super Administrator
*********




Сообщений: 714
Зарегистрирован: 27-2-2015
Нет на форуме

Настроение: No Mood

[*] написано 14-2-2018 в 11:13 Ответить с цитированием


У Владимира Леонтьева есть назидательное, выстраданное собственным опытом, стихотворение для выпускников лётного училища.

Памятка
лейтенанту на особые(и не очень)
случаи службы.


Ещё вчера вы ждали, как изгои
Курсантской жизни долгого конца,
А нынче лейтенантские погоны
Легли на плечи, словно два крыла.

Забудь теперь курсантский форс и гонор
Как звездолёт про первую ступень …
Одевши офицерские погоны
Есть смысл забыть быстрее и про лень.

Придёшь ты в часть – там встретят по одежде,
Но при нужде – проводят по уму …
Учись всегда и на ошибках прежде
Каких бы это ни рождало мук.

Держись с начальством вежливо, но смело,
И «правду-матку» не спеши ты гнуть.
«Язык – мой враг», но другом будет в деле,
Коль будешь знать где гавкнуть, где лизнуть …

Тихи большие реки и солидны
Не то, что суетливые ручьи …
Уверен будь в себе не только с виду
А внутренне! И будь кристально чист.

Служи без «охов», доблестно и честно
«Стул правака» – ещё не царский трон …
Напрашиваться в службе неуместно,
Но и бежать от оной не резон.

Не сладок хлеб насущный командирский
Не «интегралить» спину – вот в чём соль …
Ведь коли будешь «рохлей», то придирки
Тебя источат напрочь, словно моль.

Перетрудиться никогда не бойся
На службе, но особенно в семье …
Авторитет, – как ум, его тем больше,
Чем больше измозолишь рук себе.

Что стоит войско грозное без тыла
Как колос без корней и без семян …
И как бы в службе муторно ни было
Запомни, сын, твой тыл – твоя семья.

А потому заботься о семействе
Всё пополам: и радости, и быт
Тогда и не заметишь (и не смейся!)
Как будешь в генералах ты ходить.

Рассчитывай во всём на свои силы
И «SOS» блажить старайся не спешить …
Ведь мама с тёщей чувствуют, мой милый,
Когда и чем облегчить вашу жизнь.

Напутствие давать, известно, проще,
Чем в жизнь советы многих претворять,
Но это – опыт хочешь иль не хочешь
И проще знать чужой, чем наживать.

Конечно, в службе всякое бывает,
Порой. Хоть тресни, но «ни в зуб ногой» …
… Как жуткий сон. Проходит, забываясь,
На свете всё. Терпи! Владей собой!

P.S.
Совет особый – бойся, как заразы,
С Зелёным Змием дружбу заводить
Сей симбиоз ведь свинством станет сразу,
А там уж и последствий горьких жди …
1989 г.
Просмотреть профиль пользователя Просмотреть все сообщения этого пользователя Отправить пользователю личное сообщение (U2U)
Создать новую тему Опрос:


На верх


Powered by XMB
Developed by Aventure Media & The XMB Group © 2002-2005